Познакомимся ближе

Полное интервью с Аминой Шамильевной Руди кафедра «История, философия, культурология»

взято с сайта ОмГУПС

Кем Вы хотели стать в детстве

В детстве для меня практически все профессии были овеяны флёром романтики. Реалистично понимала, что никто меня не отпустит объезжать мустангов в американских прериях или повторять одиночный космический полет Валентины Терешковой. Всерьёз мысленно примерялась к профессиям физика-ядерщика (как дитя эпохи освоения атомной энергии), военного переводчика, химика, врача, геолога, архитектора, балерины. В выпускном классе школы ограничила выбор врачом и юристом. Любила школу и по всем предметам успевала одинаково, это затрудняло самоопределение. В итоге оставила документы в том вузе, где первый вступительный экзамен был раньше, меня по его результатам сразу зачислили, и в другие вузы на экзамены я не пошла.

Где Вы учились? Чем запомнилось студенческое время?

Училась на историческом факультете ОмГПУ. Студенчество запомнилось ежедневными занятиями дотемна в Пушкинской библиотеке. После университетских пар, в пятом часу вечера бежали туда первыми отхватить нужную к семинару книгу, единственную на весь Омск. Еще для нашего факультета характерен особый дух товарищества, взаимовыручки, объединявший студентов и преподавателей. Одни из самых ярких воспоминаний связаны с археологической экспедицией.

Вы поддерживаете отношения с друзьями из университета?

Да. Настоящая дружба, как и любовь, может настигнуть человека в любом возрасте, но дружба со школьной или студенческой скамьи – это фактически кровное родство.

Почему Вы решили связать свою деятельность с преподаванием? Почему выбрали направление «Культурология, история и философия»?

Это было случайностью. Не поняла сразу суть трудовой деятельности. Казалось, что она связана с бесконечной учебой (тем, что у меня получается лучше всего), а выяснилось, что надо самой информировать, увещевать, направлять, подгонять, назидать, контролировать. Когда вся правда открылась, было поздно уже что-то менять… А философия – это состояние души. Можно было бы работать продавцом в малопосещаемом бутике, сидеть там в тишине, читать переписку К. Ясперса с М. Хайдеггером.

Получаете ли Вы обратную связь от студентов, учат ли они чему-нибудь вас?

Радуюсь, как наивный ребенок, когда студент нашел ответ на данный ему заранее вопрос в заранее предоставленном, мною вырезанном отрывке текста. Конечно, обратная связь случается, но хотелось бы чаще и легче. Работаю над этим. В целом студенты учат меня выдержке, иногда заставляют понять, как смешно быть слишком серьезной. Всегда успеваю на потоке заметить отдельно взятых личностей с их манерой речи, мыслями, увлечениями и поведенческими привычками. Прикипаю к ним, ради их глаз хожу на лекции и семинары. Тут уже в каждом отдельно взятом случае можно говорить, что именно открыл для меня этот студент. Не всегда обладатели чудесных глаз учатся у меня на «4» и «5», но это уже их право.

Какая группа Вам запомнилась?

Думаю, в нашей газете надо открыть дополнительную серию для таких случаев. Только у меня за 17 лет работы их скопилось множество. Из свежего: на лекциях показываю портреты философов, иногда для оживления поникших студенческих лиц строго проговариваю уже затертую свою шутку, что надо изображения перерисовать, и на экзамене отличить Гераклита от Парменида, Платона от Аристотеля. На одном потоке оказались сразу две девочки, которые делали в лекционных тетрадях шариковой ручкой или карандашом замечательные эскизы, философы были поразительно узнаваемы, как живые!

Запомнились ребята, с которыми мы ездили в ноябре 2016 г. на Всероссийскую олимпиаду по философии в Новосибирск. Я устала и ворчала, но в итоге остались очень теплые впечатления от их компании.

Как Вы проводите свободное время? 

В свободное от работы время преподаватели работают. За пределами вуза мы готовимся к занятиям (в отличие от студентов), отслеживаем свежие публикации по своим научным направлениям, сидим в библиотеках и архивах, пишем рабочие программы, статьи, методические и учебные пособия, монографии и диссертации. Редкая минута, проведенная с семьей – большая удача. И все же хобби есть, оно разнообразно и объединяет меня с миллионами других женщин: кулинария, спасение квартиры от всепоглощающего хаоса, рукоделие согласно учебному плану школьных уроков труда, посещение родительских собраний и детских поликлиник, разрисовывание контурных карт, уход за домашним питомцем ребёнка.

Какие книги в детстве были самыми любимыми?

Все. В детстве была всеядным читателем. Читала фантастику (Э.По, С.Лем, Р.Брэдбери, А.Азимов, А. Р. Беляев), детективы (К.Дойл, Д.Х.Чейз, Д.Френсис), приключения (Ж.Верн, М.Твен, А. Дюма, А.Гайдара сюда же отнесу), советскую и зарубежную сатиру (М.Зощенко, Тэффи, А. Т. Аверченко, К. Чапек, Дж.К.Джером, Я. Гашек, К.Воннегут), романы Ч.Диккенса, В.Гюго, В.Скотта. Читала обычно бессистемно. Но бывало, что одна вещь побуждала взахлеб прочитать все собрание сочинений. Так, роман «На восток от Эдема» побудил меня прочитать всю советскую подписку на Джона Стейнбека, а «Король, дама, валет» – собрание сочинений В.В. Набокова, в результате у Дж. Стейнбека я обнаружила своё любимое – «Зиму тревоги нашей», а В.В. Набокову благодарна всем сердцем за эмигрантскую прозу. Юношеским потрясением были Д. Д. Сэлинджер с его «Над пропастью во ржи» и Х. Ли «Убить пересмешника».

Есть ли такая книга, которую Вы прочли в юности и время от времени возвращаетесь к ней и перечитываете?

Есть такие книги. Их перечитывание не лишено смысла, потому что у меня плохая память, быстро забываю детали прочитанного, к тому же эти книги, как мавзолей Саманидов, всегда воспринимаются по-разному, в зависимости от освещения, жизненных обстоятельств и прожитых лет. Приведу в пример две. 1) «Братья Карамазовы» были восприняты мною в юности как роман о безрассудной страстной любви и братских чувствах, влюбилась в старшего – Дмитрия, угадывала его черты в молодых людях. Спустя десятилетие роман уже был для меня просто обо всём. Удивлялась, как могла предпочесть Дмитрия Ивану… 2) Роман «Мастер и Маргарита» стыдно сказать, сколько раз был перечитан, это уже что-то маниакальное. В школе оценен был мной как очень трагичная книга, думала, где Михаил Афанасьевич взял душевные силы дописать такое до конца. С каждым следующим прочтением обнаруживала что-то незамеченное ранее, в последний раз осознала, сколько в романе светлой иронии и чистой любви, как же легко, наверное, М.А. Булгаков должен был воспринимать жизнь и людей.

А сейчас вы много читаете? Есть время на книги?

Читаю много, но художественная литература в моем досуге количественно уступает профессионально-философской. Нет времени, и сильно изменились мои читательские запросы, тяжело переношу лихо закрученный сюжет, сильные средства авторского воздействия на читателя: подробные жестокости, нагнетание и запугивание. Хочется, чтобы писатель доверял моему воображению, обходился легкими штрихами, обращался со мной бережнее. Интересно фокусироваться на психологическом портрете героя, его восприятии реальности, а не на событиях. Уже не прочитала бы сейчас великолепного К. Кизи «Полет над гнездом кукушки» или «Отверженных» В. Гюго, и даже за чтение биографии Ф. Кафки не взялась бы уже, не то, что за его произведения.

Кого из классиков русской и зарубежной литературы можете отметить?

Ну вот, надо было не отвечать на восьмой вопрос, не ознакомившись с одиннадцатым. Л.Н.Толстой (ну куда без его «Анны Карениной» и «Войны и мира»?!), А.П. Чехов, И.С. Шмелев, Ф. Стендаль, Э.Л. Войнич, С. Моэм. Мой выбор, не в обиду всему богатству мировой литературы. Наверняка, впрочем, кого-то упустила.

Кого из современных авторов читаете?
Назовите лучшую книгу последних лет.

Читаю Д. Рубину, Ю. Полякова, Б. Вербера, С. Довлатова, В. Аксенова, Ф. Искандера, Ч. Айтматова, под настроение – Б. Акунина. Из последнего прочитанного, важного в моей читательской биографии, могу назвать М. Барбери «Элегантность ёжика» и Г. Яхину «Зулейха открывает глаза».

Какие книги вы посоветовали бы прочесть нашим студентам обязательно?

Обязательно надо читать книги, рекомендованные к семинарам! Не советую – настаиваю! Если серьёзно, то думаю, что студентам в их возрасте нужно ещё формировать читательский вкус, воспитывать языковое чутьё. И здесь, конечно, не обойтись без классической литературы. Если есть негативные ассоциации со школьными уроками, то читать произведения, не входившие в школьную программу. Из современной литературы можно ориентироваться на редакторский выбор литературных журналов, например, «Нового мира», «Иностранной литературы», «Звезды».

 

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • PDF
  • RSS
  • Одноклассники
  • email
  • Блог Li.ру
  • Print
Запись опубликована в рубрике Архив, Новости с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий